Горный поход в Грайские АльпыПоход в Грайские Альпы
Групповое фото на перевале Базак Дере
Главная Дневник Питание Карты Заброска Медицина Фотоальбом Контакты



Группа на подъеме к перевалу Базак Дере
Группа на перевале Базак Дере
Соня Гладышева в Грайских Альпах
Толик Мавричев в Грайских Альпах

Первый перевал - Базак Дере

Утром ясно, и всем ясно, что нужно собираться в ритме вальса. Максим со вчерашней надеждой в лазах подошёл к рем мастеру:

-Ну что, Толян, это самое, возьмёшь чтоль гитару?

Толян вопросительно посмотрел на оказавшегося рядом гитариста.

-Этим точно не сейчас заниматься.

-Тогда до следующей стоянки. - обнадёжил Толян.

Первая палатка оправдала свой номер и собралась первой, но какой ценой: Соня красовалась в широкополой ковбойской шляпе, а Максим нацепил голубенькую панамку. Из укромного места за сборами наблюдал мармот, а когда ребята по команде "попопали" тронулись в путь, он взобрался на большой камень, встал на задние лапки и попрощался с ними своей песней, опять вызвав в воображении образ парящей птицы.

Постепенно взглядам туристов стал открываться ледник. Хоть это и не самый большой, зато первый увиденный в жизни некоторых из них. Чем выше они поднимались, тем дальше просматривалось белоснежное поле ледника, уходящее в низкие белые облака. На подходах к перевалу были озёра, у которых тусовались европейцы. Помахали друг другу: слова то не понятны. Вот и подъём перевала. Здесь есть тропа, поэтому группа просто идёт, без особой фантазии, давно кем-то проложенными зигзагами. Шаг за шагом, всё круче и круче, а потом положе и положе и вот она седловина.

-Вот он типичный перевал единичка “а”, не слышу криков "ура!"

-Урррааа!!!

-А чего радуетесь? Ещё спуститься нужно.

С другой стороны отрога снежники, со следами множества ног, и камни.

Отдых, перекусы. Стоит отдельно остановиться на них. У каждого 12 пакетиков со всякой всячиной и каждый день он может взять любой из них на дорогу, чтобы не помереть от голода. В пакетиках барахтаются кешью, миндаль, ещё какие-то орешки, изюм, ананасы ещё что-то разноцветное. Как показала практика, лучше эти пакетики хранить в другом пакете, а не запихивать во все пустоты рюкзака, потому что, как и хотелось, пустота рюкзака заполнится перекусами, но уже безо всяких пакетиков. Ещё, когда у всех не одинаковые перекусы в какой-то день, то можно сменять надоевший изюм на надоевший, но не тебе, миндаль.

Начали спуск. Из-за большой высоты и снежников, все в тёмных очках. У летописца зрение лучше всех, поэтому очки ему мешали, искажая действительность. И вместо того чтобы скользить по снегу, он, как ни в чем не бывало, точно также скользил по камням. Освоившись с искажённой действительностью и со способами спуска по снегу группа продолжила спуск. Камни размером с арбузы сменили снег, многие из них были, как говорят, живыми, то есть лежащими шатко. Внизу озеро, вытекающее из ледника, мимо которого и проходит тропа. Поскольку место популярное, решено было ставить палатки поодаль, около ручейка.

Теперь лагерь разворачивается быстрее, уже есть в головах план действий: палатка, одна пенка, другая, на неё прелести(рюкзаки, если забыли), шмотки, третья пенка, на неё еду, рюкзаки в тамбуры. Всё это сопровождается кучей мелочей, то соль куда-то закатится, то пакеты какие-то ненужные нужно спрятать и при этом не забыть про них. Все эти мелочи обычно незаметно делают женские руки, причём так незаметно, что они лучше знают, где лежат чужие вещи.

-Иришка, ты как пчёлка. Кому-то повезёт. -заметила Инна, глядя как она прячет какие-то пакеты в разные углы.

Мимо проходили разные туристы , а ребята проводили день за разными делами: гуляли, что-то записывали, отправляли смс-ки, пели песни, занимались ремонтом. Лёша зашивал поясной ремень бывалого рюкзака. Толя и Кирилл на горелке оплавляли стропу Ириных гамаш, потом обмотали фонарик проволокой, так, чтобы сквозь её толстый слой пробивался хотя бы лучик. Фонарь приобрёл такой вид, будто прошёл войну. Такой вид приобретали многие вещи, побывавшие в руках рем мастера. Затем скрутили из проволочки крючок для подвешивания фонарей к потолку палатки. Знатная получалась люстра!

Вечером друзья проверили первую палатку на прочность, забившись в неё, чтобы попеть песен. Тут было слегка теснее, чем во второй, и пришлось проявить большую изобретательность в искусстве переплетения ног. А Ира с Инной опять из двух превратились в одну. Выйдя из палатки, обнаружилось, что уже темно и видно звёзды. Предложение почистить зубы на озере, т.е. за бугорком, т.е. куда идти не вот рядом, было с радостью принято. Ещё бы: хочется размять ноги, особенно Инне с Ирой, которых из одной стало по половине, да и на звёзды поглядеть. Звёзды на небе были только над этой поляной, а остальная часть неба была скрыта облаками, время от времени освещаемыми молниями, гром от которых не проникал в долину.

Уже сквозь сон был слышен камнепад. Сначала невозможно определить, откуда звук, он идёт отовсюду. Только потом, когда звука уже нет, представляешь, где здесь какие горы рядом, и вспоминаешь, что звук шёл откуда-то оттуда. Потом, радуясь, что сюда ничего, кроме звука, не докатилось, и, узнав как звучат горы, засыпаешь.

Силуэт горного хребта
©2011-2013
pisma@alpenway.ru
При поддержке Нижегородского Горного Клуба