Горный поход в Грайские АльпыПоход в Грайские Альпы
Иринка кормит голубей
Главная Дневник Питание Карты Заброска Медицина Фотоальбом Контакты



Собор Дуомо в Милане
Внутри собора Дуомо в Милане
На крыше собора дуомо в Милане
В салоне миланского трамвая

День в Милане

Или: "Шведский стол или ветровка туда и обратно".

Днёвка! Можно поспать подольше. День начался с завтрака на кухне, где упаковывался подарок другой альпийской группе, группе Мишина. В подарок вошли сублимированный пирог и записка с коротким описанием похода по Альпам. Единственное, что действительно стоило положить к пирогу, так это строчку о том, что это пирог. Съев хлопьев с молоком, шоколад с чаем и виноград, тщательно пересчитанный, но съеденный без разбору, стали собираться гулять. Было солнечно, шли налегке, кроме реммастера, взявшего ветровку. Он слышал, что прогноз предсказывал дождь.

На метро, где турникет не всех пропускал с первого раза, до центра. Сначала было решено посетить Кастелло Сфорцеско кого-то там.

Оказалось, что Ира не только помощник помощника начпрода, но и экскурсовод, знаток истории и культуры Италии. Она уже настроилась на долгий предолгий рассказ, как вдруг удача принесла большую группу русских туристов со своим гидом. Конечно, все метнулись послушать, что там говорится. Но скоро Иру начала мучить совесть и, дослушав часть рассказа о Наполеоне, она вновь обратила внимание на себя. В крепости растут большие деревья: клёны и каштаны; есть пруд с рыбками, даже золотыми, утками, черепахами, и ещё много с чем. Было жарковато, поэтому чтобы хоть на процент оправдать ветровку, Толя защищался ей от Солнца. Группа расположилась на траве, Ира рассказывала о многочисленных владельцах крепости и Милана, о войнах, в результате которых правители менялись. Их было достаточно, чтобы успешно запутать слушателей. Здесь же был составлен план побега из крепости в Дуомо. Уйти через главные ворота – лучший способ. По дороге с деревьев безжалостно сорван круглый колючий каштан для Сони и большой кленовый лист для Инны. Но несёт это всё почему-то Толя, и так обременённый ветровкой.

По пути посетили магазинчик с подарками и кафе «шоколад». Ира давно хотела сводить сюда друзей. Здесь можно попробовать белый и чёрный шоколад. Кажется, чёрный вкуснее, да какая разница, он же бесплатный! Главное, ради чего ори сюда пришли, это мороженое. На прилавке формы с мороженым разных вкусов, его накладывают по два вида в один стаканчик. Купив стаканчиками с прохладной вкусностью, друзья поднялись на второй этаж, откуда был отличный вид на машину коммунальных служб Милана, и прекрасно была слышна музыка её двигателя.

Скоро их взглядам предстал собор во всём своём великолепии, почти во всём: его высокий пик был загорожен лесами. Внутрь прорвались не все. Не пустили Иру и Соню. Они, судя по всему, слышали другой прогноз, нежели Толя, и просто не оделись. Инна вместе с ними рисковала не пройти внутрь, но догадалась отнять ветровку у Толи, который, в общем-то,и не сопротивлялся. Внутри на стенах, окнах, потолке всевозможные религиозные картины, изображающие события давно ушедших дней; огромные колонны, уходящие под своды крыши, туда, где рождается приглушенное эхо. Осторожно, философская мысль: под крышей собора темно, зато свежо, а под крышей неба светло, но жарко.

В общем, ребятам понравилось внутри. Теперь они лезли наверх. Как ни странно, на крышу пускают без одежды и за деньги, поэтому Толя опять тащит свою пуховку, вдобавок к листку и каштану. Лестница наверх квадратная, винтовая, узкая ровно настолько, чтобы расходились два среднестатистических человека. К счастью, только такие и попадались. Кусок крыши, удобный для гуляния и всего такого находится е здесь, а за чередой множества перегородок и ещё за одной лестницей.

На крыше их ждал чудесный вид на город, скульптуры на иглах, все разные, сама крыша из белого мрамора и, наконец, рассказ о том, как,когда, кем, зачем, почему, для кого и какой ценой это было построено. Дорогу вниз решили перепоручить лифту, но лифт горел на работе и пожелал ребятам счастливо добраться. Добрались действительно счастливо, так как опять встречались только среднестатистические люди.

В планах на вечер встреча с Аней, Ириной сестрой. Но это на вечер, а сейчас-то день. И весь день до вечера – свободен, как впрочем, и последние две недели. Прекрасная половина группы рвалась в магазины, коих тут было не мало, другая половина туда не рвалась, силы притяжения не могли бороться с этим и, по закону физики, половинки пошли гулять в разные стороны. Но всё же успели договориться встретиться у собора.

Торговый павильон был прямо здесь, поэтому девчонкам не пришлось долго до него бежать. Но размеры павильона подразумевали ещё ту беготню! Парни зажались целью найти где-нибудь подальше от центра небольшое кафе или ресторанчик, где были бы вкусные простенькие блюда, дешёвые и большими порциями. Как бы не так! Если где-то и было похожее заведение, то оно было открыто не в этот час не этого дня и не этой недели.

Долго ли коротко ли, а что-то они нашли. Подкупали плетёные корзинки под потолком. Небольшая закусочная, где много булочек, пирожков всяких. Ребята заказали, что попало, а из напитков взяли молочный коктейль и просто молоко, которое было в огромном стакане, да ещё и тёплое: не жизнь, а сказка! Принесли счёт 17 евро за столик, вроде бы не много на четверых. Но потом пришёл счёт за стульчик, кафель, корзинки под потолком, электричество, воду, коммунальные услуги и прочие долги закусочной, и, наконец, за еду. Получилось 33 евро. На этом сказка и кончилась. Зато поели. Уходя, Максим купил дорогущее печенье,- «Для мамы»,- сказал он. «Только не говори, сколько оно стоило, лучше будет»,- посоветовал Толя.

Голод удовлетворён, силы притяжения вновь возобладали, и по тем же законам физики ребята двинули к месту встречи. Путь был отмечен знаком «проезд запрещён, но если очень хочется, то можно», эдакий «кирпич», уносимый с дороги. Только-только выйдя на улицу, ведущую к собору, встретили Марину и Иру, они уже купили всё, что хотели или то, что было. Ира и Кирилл побежали искать… нет, не сеть, неуловимую и загадочную, а подарок Сергею Евгеньевичу. Предполагалось, что это будет кофейная чашечка. Выбежала Инна, она никак не может найти нормальную сумочку, есть только ненормальные. Бросив: «Я сейчас вернусь!» она унеслась за угол, оставляя за собой развеивающиеся волосы. Пришла Соня с охапкой Авосек и все собравшиеся присели дожидаться остальных около фонтана, со слов Иры, олицетворяющего горные реки. Фонтан состоит из двух частей: конус – гора, с которой стекает ледниковая вода и, собственно, сам фонтан – так вырывается наружу подземная река, наткнувшаяся на твёрдые породы. Прибежала Инна с большими глазами, бросила: «Я сейчас вернусь», и убежала в другой магазин. Было видно, как она носилась с этажа на этаж в поисках знаменитой итальянской сумки. Казалось ,что сумка бежит перед ней, и её нужно только догнать. Ира и Кирилл вернулись без подарка. Колдовство какое-то, как будто все нужные вещи растворились. Лёша хотел сфотографировать большие глаза Инны, когда она выбежала бы из магазина. Но, когда она не спеша вышла оттуда, неся в прищуренных глазах ненависть к бесконечным магазинам, где нет нормальных сумочек, он передумал.

Близился вечер, а значит и долгожданная встреча с Анютычем, так ласково называла свою сестру Ира, и Димычем, мужем Анютыча. Как видно, имя ему досталось от Жены. Спустившись в метро, опять поспорили с турникетом, поехали. В поезде случилась, казалось бы невероятная вещь, пассажиры вагона восхитились красотой девушек из России, во всяком случае, девчонки трактовали их болтовню именно так. Ну наконец-то хоть кто-то! Ведь весь поход ждали приятных слов! А этим бесчувственным неандертальцам лишь бы пожрать да поспать. Счастье заиграло румянцем на щеках, вечер начинался прекрасно.

Улица, остановка среди трамвайных путей, ребята изучают схему транспорта, нарисованную на остановке.

-Идут! – заметил крадущихся Аню и Диму Толя, который не смотрел в карту, а держал ветровку, листок и каштан.

Переобнимались, перецеловались! Ещё бы, ведь эти хорошие люди знают, где можно хорошо поесть. Туда-то они и направились большой дружной группой. Дорога шла вдоль единственного в Милане канала мимо многочисленных магазинов, лавок и, конечно же, ресторанов, по мосту и по другому берегу. Когда пришли к нужному ресторану, Анютыч по-итальянски объяснила официантке, что все эти люди хотят есть. Заняли столики снаружи, сразу все не уместились, пришлось попросить ещё один. Попросили столик, а принесли какую-то табуретку. Мало того, что табуретка была ниже столика, так ещё и стул стоял на высоком тротуаре и оказывался выше, чем стол.

В меню нужно было выбрать коктейль за 7 евро, и за 1 можно было есть без разбора всё, что плохо лежит. Это шведский стол. Стоит ли говорить, что каждый сбегал за новой порцией не по одному и не по два раза? Было съедено всё: и салаты, и картошка, и каша, и колбаса, и сыр, и блинчики, и запеканка, и чего там только не было съедено за разговорами о походе, интересующем Димыча, о винах, интересующих Кирилла, девчонки говорили о вафельных полотенцах, о комплиментах и всяком таком. Толя наконец-то нашёл, куда деть ветровку: повесил её на Иру, сидевшую как раз самой ветреной стороны.

Выяснилось, что официантка говорит по-русски и что она вообще из Ростова. Она намекнула голодным туристам, о том, что помимо прочих продуктов, на столе ожидает своей участи большой, арбуз. Только что появившийся, он был атакован, и почти весь перекочевал на нужный столик. Почему почти? Потому что Кирилл настолько оголодал, что пойдя за арбузом, решил захватить ещё что-нибудь. И пока он выбирал, кто-то, смекнувший в чём дело, умыкнул его тарелку с его арбузом. Какой промах! Зато остальной арбуз с превеликим удовольствием съеден, что поспособствовало возникновению очереди в известном месте.

Время расходиться. Город светился тёплыми огнями фонарей, витрин магазинов и кафе – всё отражалось в зеркале канала, окуная друзей в сказочную картину.

Всем было хорошо, даже Толе, одевшему ветровку и несущему в руках только листок и каштан. Аня объяснила, что билеты на трамвай (а обратно решено ехать на трамвае) можно откомпостировать в автобусе, но покупаются они в метро. Кирилл пошёл проводить Анютыча и Димыча туда, заодно и билетов купить.

Опять стоят у той остановки с маршрутами трамваев. Вокруг снуют 19-е автобусы, а вот нужного 19-го трамвая нет и нет. «Меня терзают смутные сомнения…»,- подумал Кирилл и узнал у машиниста какого-то трамвая, что на некотором участке трамвай заменён автобусом, потому что только автобус может ехать по этим колдобинам, ведь вся дорога была из каких-то камней и плит, за которыми еле-еле проглядывали рельсы. Несколько минут тряски в автобусе, пересадка на трамвай. У Сони в голове крутятся различные иностранные песни, некоторые из них вырываются наружу и терроризируют слух местных жителей. Ребята надеялись, что получится прокатиться на стареньком жёлтом трамвае, но вместо него приползла какая-то зелёная гусеница. Ничего не имею против гусениц и зелёного цвета, но применительно к трамваям это выглядит, как говорил один сатирик, «что-то не очень!»

Вторая пересадка – последний шанс осуществить мечту последних суток. На здешних остановках отображается информация о том, какой трамвай и через сколько приедет. До 23-го остаётся около 10-и минут, когда Кирилл и Толя отправляются за водой. Поиски приводят их не куда-нибудь, а в ту самую закусочную с плетёными корзинками под потолком. Толя сказал что-то вроде: «Содержите, пожалуйста, воду с этой штуковиной», показывая на бутылку. К счастью никто не понял, что он сказал и сделали так, как он хотел.

Точно по расписанию приближается трамвай. О чудо! Это же тот самый, старый и добрый трамвай, похожий на трамвай, трамвайного цвета. Его узнали издалека по характерным круглым фонарям. Внутри отделанные деревом стенки и лавочки вдоль них. Кроме наших друзей здесь не было пассажиров, поэтому девушки больше не слышали приятной итальянской болтовни, про неземную красоту, и они заснули, развалившись на лавочках.

-Это вечный трамвай,- сказал капитан,- подшипники заменил и поехал.

Да, судя по всему, подшипников в Милане завались!

Ещё одна пересадка на 81-й автобус. Водитель, видя усталость туристов и Толю с ветровкой, листком и каштаном, высадил их не на остановке, а там, где было меньше идти до отеля. Следящий за порядком в отеле, уже устал ждать нас и моментально открыл дверь, чтобы побыстрее спать лечь наконец-то ё-моё. А они такие-сякие ещё и на кухню попёрлись чайник кипятить. Толя успел налить себе аж три стакана чая, зачем-то. Выбрав момент, когда чайник будет на кухне, а туристов там не будет, хозяин быстро запер дверь и ушёл спать.

Подсобрали прелести, такие любимые и ненавистные, которым на завтра предстояла весёлая дорога. Умались.

Когда не все ещё легли, были в ванной, а Толя думал, что ему теперь делать с таким количеством тёплого чая, Кирилл выключил свет. Теперь Толя думал, как в темноте найти эти стаканы на тумбочке среди каштана, кленового листка, полотенца, аптечки и каких-то пакетов.

-Ложись давай.

-Я чай пью.

Вот чудак! Наконец-то он лёг. И думал, что хорошо бы, если бы все забыли, что завтра его день рождения. Ещё он думал, что девчонки подозрительно долго сидят в ванной, ещё о том, что Кирилл, лёжа на кровати, зачем-то постучал к ним в дверь, а они ответили, что занято, хотя это и ежу понятно, и уже собирался заснуть, как из ванной выплыл пирог, утыканный свечами. Они осветили счастливые Лица девушек, наконец-то дождавшихся условного знака, когда можно было выйти из этой катакомбы и выпрямится. «Ну вот, вспомнили, какая досада!», - радостно подумал именинник, когда девчонки запели знаменитую песенку и стали кидаться воздушными шариками.

Он загадал желание, задул свечи. «Сбудется», - подумали все.

И со словами: «Да по такому поводу нужно штаны одеть!» Толя запрыгал на одной ноге, пытаясь попасть другой в штанину.

-А что, разве уже 12?

-Там, где ты родился, уже давно 12.

-Ну раз так, то у меня для вас тоже кое что есть. Мне понадобятся ваши кружки, ручка, ножницы, и пластырь, потому что мой весь ушёл на упаковку подарка.

-Чего это ты задумал?- докапывались друзья.

-Секрет,- ехидно отвечал Толя, отвернувшись к тумбочке и что-то делая с кружками, ручкой, пластырем и ножницами. Он думал о том, что хорошо получилось, иначе, завтра пришлось бы все эти предметы нагло украсть, чтобы удался сюрприз, потому что у него даже ручки не было своей.

После всех речей, ему подарили альбом для фотографий, открытку поздравляющую с европейским совершеннолетием, когда он сидел с кружечкой красного вина. Максим подарил то самое печенье, так называемое, «для мамы». Толя хотел тут же его съесть, он же любит печенье, но ему не разрешили, сказав, что лучше на завтрак оставить. В кастрюльке приготовлен чай, после первой кружки и половины пирога Толя наконец-то разрешил прочитать то, что он понаписал на кружках. Каждый прочитал по строчке, получилось здорово.

После доедания остатков пирога и чая, стали готовиться спать. Повозились ещё с рюкзаками, поискали Паспорт Максима, который аккуратно был положен под кровать и легли. Было два часа ночи, вставать в семь.

-Спокойной ночи.

-Спокойной ночи.

Силуэт горного хребта
©2011-2013
pisma@alpenway.ru
При поддержке Нижегородского Горного Клуба